Ведущие эксперты финансового рынка дали свою оценку происходящим в банковском секторе событиям.

Текст: Наталия ТрушинаЕлена ГостеваBankir.Ru

Деньги любят тишину, и любая нестабильность на финансовом рынке заставляет нервно метаться денежные потоки. Сколько бы ни говорили чиновники и госбанкиры о том, что наша финансовая отрасль переварит отзыв еще ста лицензий у небольших банков, и даже не вздрогнет, это лукавство. Любой человек, у которого лежит в избранном им финансовом институте хотя бы тысяча рублей, не может не волноваться за свои средства – генетическая память предков о денежных реформах 50–90 годов прошлого века жива в россиянах. Переживают за свои счета в кредитных организациях и юридические лица: их деньги вообще не защищены ничем. Поэтому нервозность, не покидающая российский банковский сектор никогда, усилилась на волне отзыва лицензий у ряда банков в ноябре-декабре, и пока что находится на своем пике.

Bankir.Ru обратился к экспертам и специалистам финансового рынка с простыми вопросами:

- как вы относитесь к участившимся случаям отзыва банковских лицензий в России? 
- можно ли назвать это «зачисткой рынка»? 
- с чем связано такое положение дел? 
- к чему оно приведет финансовый рынок в 2014 году?

Нарек Авакян, аналитик финансовой компании AForex:

Я думаю, Банк России просто укрепляет тылы. Отзывы лицензий у банков необходимы для большей финансовой дисциплины банковского сектора в целом. Как правило, отзываются лицензии у небольших банков, чтобы не наносить ощутимого ущерба сектору в целом. Однако тотальные отзывы лицензий даже небольших банков, и даже если эти отзывы будут по делу, могут вызвать некоторую панику не только в банковской среде, но и среди населения, и банкам будут доверять еще меньше обычного. Правда, массового оттока средств вкладчиков даже в этом случае ожидать не стоит, так как вклады сосредоточены в основном в системообразующих банках. Сейчас депозитный портфель российских банков составляет лишь 16 трлн. рублей, в то время как активы уже превысили 32 трлн. рублей. При этом подавляющее большинство банковских вкладов (до 80%) находится в Сбербанке России. Поэтому в этих условиях политика ЦБ направлена, скорее, на воспитательные цели банковского сектора, и я не думаю, что это приведет к каким-то серьезным негативным последствиям.

Максим Барашев, управляющий партнер юридической фирмы «Барабашев и партнеры»:

Начиная с сентября 2013 года, ЦБ РФ ведет активную политику по проверке и отзыву лицензий у целого ряда российских банков, чья деятельность ведется с нарушениями. Так, с момента начала «зачистки» были отозваны лицензии у Трансинвестбанка, банка «Басманный», Бизнесбанка, банка «Пушкино», Мастер-банка, Волго-Камского банка, Волжского социального банка, Инвестбанка, Банка проектного финансирования (БПФ) и банка «Смоленский». Эта политика, как заявляют в самом Центробанке, направлена на «зачистку» банковского сектора от банков, несоответствующих требованиям закона, совершающих сомнительные операции и тех, у кого сложились серьезные финансовые проблемы. Однако, на мой взгляд, здесь идет речь не только о приведении банковского сектора в соответствующий закону вид, но и о гораздо более глубокой проблеме укрупнения остающихся после «зачистки» банков. Так, отзыв лицензий у десятка банков не только заставляет их вкладчиков переходить в крупные банки, которые с высокой степенью вероятности будут продолжать свою деятельность, но и, что гораздо важнее, стимулируют вкладчиков всех небольших банков задуматься о будущем их вложений и также переводить свои накопления или их часть в крупные банки.

Экспертами неоднократно высказывалось мнение, что ЦБ планирует существенно сократить общее число банков и в этом есть свой смысл, так как меньшее число банков гораздо легче проверять и контролировать. К тому же, складывается ощущение, что сами депутаты провоцируют утрату доверия к непрофильным банкам. Так, 15 ноября в Государственной думе шло обсуждение предложения о запрете дистанционной продажи кредитных карт. Это почти на 40% уронило акции банка «Тинькофф кредитные системы», так как именно на этом специализируется указанный банк.

Причиной также может быть и борьба с обналичиванием денежных средств. Ведь не секрет, что именно небольшие банки «грешили» таким видом нелегального бизнеса. Но здесь стоит быть осторожным в оценках, так как статистику провести очень сложно.

В целом, дестабилизация банковского сектора не выгодна как для бизнеса, так и для рынка недвижимости, потому что утрачивается уверенность в том, что в ходе реализации проектов, осуществляемых на кредитные деньги либо в ходе выплаты долгосрочной ипотеки, не возникнет проблем, вызванных ликвидацией банка. Вся эта ситуация в совокупности с другими факторами уже привела рынок недвижимости в состояние относительного выжидания и дальнейшая «зачистка» может только усугубить ситуацию. Рынок ждет укрупнение в банковской сфере. На наш взгляд, еще около ста банков могут лишиться лицензии.

Борьба с обналичиванием денежных средств продолжится, и такой вид нелегального бизнеса, конечно, может сойти на нет. Однако, скорее всего, этого не произойдет, и появятся новые схемы. Коррупционная составляющая в нашей стране очень велика и «серая наличность» все еще сильно востребована в России.

Кирилл Горбатов, партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры»:

Только с осени 2013 года ЦБ РФ отозвал лицензии у 23 банков. На этом фоне заверения официальных представителей регулятора о том, что это не целенаправленная программа и никого «черного списка» банков не существует, выглядят, по меньшей мере, неубедительно. На мой взгляд, решения Банка России об отзыве лицензий у банков за последние полгода принимаются слишком стремительно, что говорит о заранее продуманных действиях. На практике ЦБ РФ чаще всего отзывает лицензии у банковских организаций со следующими формулировками: установление фактов существенной недостоверности отчетных данных банка; неоднократное нарушение в течение одного года ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»; неисполнение иных федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность; неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам.

Стоить отметить, однако, что в настоящее время волну паники на банковском рынке вызвало не количество отзываемых лицензий (оно не сильно отличается, например, от 2011 и 2012 годов), а то, у каких банков они были отозваны. Отзыв лицензий у банка «Пушкино» и Мастер-банка показал, что никто не застрахован – лицензия может быть отозвана у любого банка, и на это не повлияет ни большое количество вкладчиков, ни покровительство высокопоставленных лиц.

Как всегда, такая ситуация является палкой о двух концах. С одной стороны, ЦБ РФ дает определенный сигнал рынку о том, что «избранных» нет и все должны соответствовать определенным стандартам. Приведет ли это к очищению банковского сектора? Скорее всего, да.

С другой стороны, ситуация не может не отразиться на банковском секторе и с негативной стороны. После отзыва лицензий у некоторых банков, действия вкладчиков предсказуемы: снятие денежных средств со счетов и уход в более крупные банки с госучастием. Такие действия вкладчиков повлекут за собой последующее банкротство некоторых банков, не обладающих достаточной ликвидностью. При этом такие банки могли вполне добросовестно вести свою деятельность.

Кроме того, ликвидация банков с отозванными лицензиями сильно ударит, прежде всего, по клиентам, которые обслуживались в этих банках. И если вкладчики – физические лица могут претендовать на гарантированные 700 тыс. рублей, то индивидуальные предприниматели и юридические лица вместо своих денег получат место в третьей очереди кредиторов банка с весьма туманными перспективами. Если говорить о цифрах, то только общий объем денежных средств компаний, находящихся на счетах в трех банках, у которых отозвали лицензию 13 декабря 2013 (Инвестбанк, Смоленский банк, Банк проектного финансирования) составил 33,6 млрд. рублей. Понятно, что в такой ситуации под угрозой банкротства окажутся не только банки, но и большое количество предприятий, являвшихся клиентами таких банков.

Руслан Гринберг, директор Института экономики Российской академии наук:

В каком-то смысле сложившуюся ситуацию на банковском рынке можно назвать «зачисткой», но нужно четко формулировать, что мы понимаем под этим термином. К осуществлению более решительных действий в области надзора дело давно шло. Конечно, отзыв лицензий у банков за столь короткий период, к сожалению, усилит позиции игроков банковского рынка с госучастием. Большим противоречием нашей жизни является то, что мне, к примеру, не нравится Сбербанк и его монопольное положение, но, с другой стороны, деньги держать лучше именно там. Разговоры о том, что некоторые заметные игроки банковского рынка осуществляют незаконные операции и замешены в нелегальных действиях, шли давно. Случившееся свидетельствует, что от слов регулятор перешел к делу. Это сигнал другим игрокам, что их попытки как-то уйти от надзора и обслуживать теневые сферы экономики не останутся безнаказанными. С одной стороны, сейчас нужно дать понять, что власть сильна и мощна. С другой стороны, те, кого «берут под пресс», определенным образом относятся к власти.

Главный вопрос сегодняшнего рынка заключается в том, будет ли финансовый сектор помогать развитию экономики, или он будет жить сам по себе. Это, на самом деле, мировая проблема, но в России она особенно очевидна при тотальном застое хозяйственной жизни и довольно развитой банковской системе. Контроль за банковской деятельностью усиливается в государствах по всей планете, а не только в России, и введение Базеля-3 является в этой связи лишь одним из примеров. Здесь очень важно будет соблюсти баланс адекватной меры регулирования, не переходя границы. Вопросы механизмов очищения сектора очень чувствительны, поскольку неправильными действиями можно панику вызвать, поэтому очень важно не переборщить с регулированием.

Арсений Даббах, директор по корпоративным финансам инвестиционной компании Rye, Man & Gor securities:

Стратегия Банка России сводится к зачистке банковской системы от криминальных и сверхрискованных банков, и в долгосрочной перспективе это положительное явление. Многие банки и микрофинансовые организации превращаются в пирамиды, это очевидно, и не являются стабильным бизнесом, а значит – они несут в себе риск для всей финансовой системы. Полагаю, что за следующий год около 100 банков потеряют лицензии, а в течение ближайших лет в стране должно остаться около 400–500 банков. Произойдет консолидация сектора вокруг крупных, в основном государственных банков.

Сейчас в период нестабильности в экономике России, эти действия могут вызвать определенную напряженность и повлечь отток капиталов из страны, что еще сильнее усугубит ситуацию. То, что делает Эльвира Набиуллина, безусловно, нужно было делать 1–2 года назад. Несмотря на стресс для рынка, думаю, ЦБ удержит ситуацию, и катастрофических последствий не будет.

Станислав Дужинский, аналитик банка «Хоум Кредит»:

В этой ситуации правильнее применить термин «оздоровление рынка». Если банк нарушает закон, предоставляет в регулирующие органы недостоверную отчетность, утратил капитал, осуществляет низкокачественную кредитную деятельность, то, конечно, такой банк должен быть закрыт. Однако оздоровление рынка требует большой осторожности. Проблемы у банков возникают в корпоративном бизнесе, а волнуются розничные вкладчики. У них создается ощущение, что проблемы у всего сектора, а не у отдельных банков. Регулятор и банковское сообщество должны терпеливо и системно разъяснять людям истинное положение вещей

Александр Егоров, аналитик группы компаний TeleTrade:

Действия регулятора вполне отвечают одной из его функций надзора за соблюдением стандартов и нормативов деятельности и действующему законодательству. Судя по комментариям представителей отрасли, количество отозванных лицензий не превышает средние показатели за последнее время. Повышенный интерес к происходящим процессам связан, с моей точки зрения, с такими факторами как ожидание того, какую политику будет проводить новая глава Банка России, и еще с тем, что была отозвана лицензия Мастер-банка, под процессинговым обслуживанием которого находилось около 270 банков, и для некоторых из них это сыграло роковую роль. С точки зрения оздоровления банковской системы то, что мы наблюдаем – процесс нормальный и мало того, необходимый. Судя по всему, для вкладчиков – физических лиц при участии АСВ процесс банкротства проходит относительно безболезненно.

Если речь идет о формулировке, то это скорее «запоздалая очистка», а не «зачистка рынка». Здесь, конечно, есть такой момент, что в нашей стране, многие вещи не происходят без «высокого» политического решения – вспомните хотя бы дело в Министерстве обороны. И только тогда, когда «власть» уже понимает, что «излишняя предприимчивость» в целом преданных ей слоев в виде чиновников (читай – коррупция), олигархических структур (читай – уход в офшоры), а теперь еще и банкиров с их отмыванием и выводом средств начинает угрожать самой сути существования этой власти. И тут властью и дается «добро» на обычные прописанные в законе процедуры и действия. А это, как правило, уже запоздалая и, естественно, более резонансная реакция. Ну, хорошо – хоть так. В отдаленной перспективе нормализация финансового сектора – позитив для экономики.

В краткосрочной перспективе – такая активность ЦБ РФ вызывает много вопросов у населения и еще больше у самих банкиров – уж они-то лучше знают то, чего «еще не выявил» регулятор в их работе. Поэтому нервозность в преддверии нового года и в первом квартале 2014 года при подготовке годового отчета будет еще чувствоваться и даже возможно нарастать. На фоне нескольких отзывов лицензии мы видим только одно решение о проведении санации – то есть кнута в работе ЦБ больше, чем пряника.

Если говорить о причинах отзыва лицензий, то, как обычно, среди них есть внутренние – бизнес-модели, явные и скрытые задачи, поставленные собственниками банков, – и внешние, как неверное позиционирование банка в секторе, утрата доверия клиентов. И если со стороны кредитной организации были даны поводы для «диагностики» проблем, то визит «докторов» в этот банк можно ожидать в любой момент.

Думаю, ближе к середине 2014 года многие процессы стабилизируются и, в целом, никакого эффекта «каталептического домино» в финансовой системе не будет.

Ренат Курбанов, адвокат московской коллегии адвокатов «Александр Тонконог и партнеры»:

Действительно, сегодня государство взяло курс на упорядочение деятельности российской банковской системы и вызвано это, в первую очередь, тем, что государство осознало необходимость возврата контроля над большими финансовыми потоками, которые в последнее время «ушли из-под контроля», и масштабы этого явления стали угрожать экономическому здоровью страны. В России на сегодняшний день чуть менее 900 банков, не считая микрофинансовых организаций. При таком «обилии» кредитных учреждений очень сложно проконтролировать их деятельность на предмет законности и соответствия заявленным целям существования.

Для усиления роли Центрального банка России в деле контроля деятельности кредитных учреждений и организаций, задействованных в сфере финансовых рынков, в структуру ЦБ РФ включена ранее бывшая самостоятельной Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР), что, безусловно, увеличит роль и полномочия ЦБ РФ.

В такой ситуации государство выбрало эффективный способ решения проблемы – уменьшение общего количества банков до оптимального числа 200–250 банков, что должно привести к улучшению качества работы оставшихся «в строю». Ведь ни для кого не секрет, что подавляющее большинство ныне существующих банков – начиная от тех, которые обслуживают интересы одного юридического лица, и, заканчивая «топовыми» гигантами, – так или иначе задействованы в так называемом обналичивании денежных средств. В каких-то банках это происходит время от времени, а некоторые (читай большинство) занимаются обналичиванием как основным видом деятельности. Как следствие, государство от такой «деятельности» кредитных учреждений терпит существенный вред: как в виде недополученных налогов, так и в увеличении оборотов коррупции, поскольку есть мнение, что большая часть наличных средств идет как раз на решение вопросов, связанных с «благодарностью» разного рода чиновникам за разрешение различных вопросов. Поэтому, на мой взгляд, нынешнее поведение государства в лице Центрального Банка, связанное с отзывом лицензий у отдельных банковских организаций, – вполне логичная вынужденная мера для обуздания неконтролируемо разросшихся вышеуказанных «проблемных явлений» в банковской сфере и вряд ли ее можно назвать «зачисткой рынка». Но считаю, несмотря на все вышесказанное, что ЦБ РФ не станет «огульно» лишать лицензий всех подряд за короткий промежуток времени, невзирая на то, что конечной целью нынешней политики Центробанка является значительное уменьшение общего числа кредитных учреждений.

В 2014 году, на мой взгляд, будут отозваны лицензии у ряда «слабых», явно отошедших от основного декларированного направления деятельности, банков. Будет ли их число значительным – сказать сложно. Кроме того, государство понимает, что если отзыв лицензий будет массовым, то это приведет к оттоку вкладов граждан из «мелких» банков, а это – уменьшение ликвидности, утрата банками доверия граждан и другие негативные последствия. Поэтому мне представляется, что ЦБ не станет значительно сокращать численность банков в короткий промежуток времени и растянет этот процесс на несколько лет путем непродления сроков уже выданных лицензий, невыдачей новых лицензий, чтобы эта процедура была проведена максимально безболезненно для банковской сферы.

Скорее всего, последние действия ЦБ Российской Федерации дают понять мелким банкам, что у них есть вариант либо слиться с более крупными игроками и «продолжить жизнь» в составе более крупного участника финансового рынка, либо «покинуть игровое поле» в результате потери лицензии.

Безусловно, уменьшение общего числа банков приведет к лучшей возможности контроля оставшихся, но станет ли сама банковская сфера от этого более прозрачной, работая исключительно в правовом поле, покажет время. Гарантировать именно такой итог, на мой взгляд, пока преждевременно.

Олеся Лухтай, начальник управления клиентского обслуживания Ланта-банка:

Я лично отношусь к происходящему с пониманием. «Чистка» банковскому сектору не нужна, но навести порядок в финансовых кругах стоило давно. Тем не менее этот процесс должен происходить не за счет граждан, вкладчиков и клиентов банков. Сейчас же их интересы страдают. Складывающаяся ситуация, на мой взгляд, может привести к полномасштабному кризису в банковской сфере России, который, в свою очередь, может перекинуться и на реальный сектор экономики. Процентные ставки по кредитам будут расти, поскольку само кредитование становится банкам менее выгодным, а это проблемы уже не банков, а заемщиков, в том числе и бизнеса.

Алексей Мамонтов, президент Московской международной валютной ассоциации:

Вслед за событиями ноября, когда в результате отзыва лицензии у крупного банка-оператора процессингового и розничного бизнеса, а также у ряда региональных банков, своих лицензий лишились еще три банка, входящих уже в категорию top-150.

Характерным, новым и важным моментом при этом является то, что среди изначальных причин возникновения трудностей у всех этих банков фигурирует так называемая «потеря ликвидности». Это означает, что регулятивные «усилия» вкупе с действиями правоохранительных органов и недобросовестных конкурентов, начинают приносить свои «плоды» – из частных банков средства вкладчиков и клиентов устремляются в банки с государственным участием.

Нельзя в этих условиях не видеть, что доверие к частному банковскому бизнесу со стороны населения и предпринимательского сектора падает и грозит вылиться в новую волну банковского кризиса.

Сжатие межбанковского рынка ввиду продолжающегося закрытия банками лимитов друг на друга, еще больше усугубляет проблемы для многих и многих кредитных учреждений. Полная остановка рынка МБК – важнейшего инструмента поддержания и управления денежной ликвидностью – не «за горами» и будет означать новый, очередной по счету, коллапс банковской системы, вслед за чем последует резкое ухудшение условий для свободной конкуренции и передел сложившегося бизнеса в ней.

Цепная реакция последствий от отзыва лицензий у банков с широкой сетью отделений, филиалов, контрагентов и партнеров в виде кроссирующегося ущерба от невыполненных взаимных обязательств, а главное, ввиду утраты доверия со стороны населения и субъектов экономической деятельности к коммерческим банкам в целом, приведет к проблемам фатального характера. Они возникнут уже для большого круга и абсолютно добросовестных участников рынка, в том числе уже и для банков из top-50.

Ассоциация вновь вынуждена констатировать, что нынешнее развитие событий с точностью повторяет события лета 2004 года, когда в результате рьяных «совместных» вольных или невольных действий регулятивных органов, правоохранительных структур и недобросовестных конкурентов в банковской системе начался кризис доверия и передел рынка.

Ассоциация особо отмечает, что дестабилизация работы банковской системы накануне праздников, отпусков и каникул, а также в преддверии открытия крупнейших международных зимних соревнований чревата неконтролируемым лавинообразным развитием событий, возникновением напряженности, массовыми блокировками, а затем и потерями денежных средств предприятиями, учреждениями и компаниями, невыплатой заработной платы, пособий и премий, остановкой взаиморасчетов, социальными потрясениями.

В этой ситуации Ассоциация считает необходимым заявить, что вся ответственность за реализацию такого сценария ложится исключительно на инициаторов нынешней кампании т.н. «оздоровления» банковской системы, результатом которой станет, в том числе ее «очищение» и от десятков добросовестных участников рынка, а также непредсказуемые по своей тяжести социальные и экономические последствия.

Павел Медведев, финансовый омбудсмен:

Случившееся – это продолжение политики по улучшению надзора в банковском секторе, которую начал еще Сергей Игнатьев. Он сделал очень много за 11 лет, но, как следует из его статей, которые он опубликовал до своей отставки с поста главы Центробанка, далеко не все, что хотел.

Линия, которую начал Сергей Игнатьев, продолжается и сегодня, но с нюансами, которые неизбежны, когда меняется начальство. У Эльвиры Набиуллиной свой характер и свой круг людей, на который она опирается. По большому счету, ничего не изменилось: и при Игнатьеве лицензии отзывались, и сейчас процесс этот продолжается.

Я думаю, что в происходящем нет никакой интриги. Если банк «проел» свой капитал, то есть он своими активами не может ответить по собственным обязательствам, то нужно отзывать лицензию, потому что чем больше ситуацию затягивают, тем сильнее увеличивается рассогласование между активами и пассивами, и тем трагедия потери средств для многих людей становится более острой. Вклады физических лиц до 700 тыс. рублей застрахованы, как все хорошо знают. Однако клиентами банков являются ведь не только они, но и предприниматели. Центральный банк тянуть время не может, часто у него просто выбора нет.

Последствия для финансового рынка у случившегося будут, конечно, негативные. Юридическим лицам, к сожалению, придется долго еще ждать возвращения своих денег, хотя есть подозрения, что они научились уже на прошлом горьком опыте страховать свои риски.

Я не думаю, что отзыв лицензии у каких-либо банков подействует на состояние и качество бизнеса в стране. Значительно больше повлияло бы на качество ведения бизнеса исполнение требований президента России по улучшению инвестиционного климата. К сожалению, такое впечатление, что мы любим президента, только не очень слушаем, что он говорит. Отзыв лицензии у банка не может иметь настолько глобальных последствий.

Я надеюсь, что события, которые произошли, побудят ЦБ РФ начать дискуссию по поводу того, каким образом нужно отзывать лицензии. Строго говоря, сейчас регулятор нарушает закон при отзыве лицензии, потому что он обязан принять решительные меры, когда достаточность капитала спускается до 2%. А я не могу вспомнить случай, когда у лишившегося лицензии банка не было бы отрицательного капитала, то есть достаточность показателя находилась на гораздо более низком, чем 2%, уровне. Следовательно, ЦБ РФ не успевает вовремя отозвать лицензии.

Сейчас в Ассоциации российских банков (АРБ) начинается дискуссия по этому поводу: как сделать так, чтобы обязательство юридического лица держать счет в банке не вступало в противоречие с тем риском, который сопряжен с работой по этому счету. Для предпринимателя общение с банком не является бизнесом. А здесь ему государство говорит: «Ты обязан открыть счет в банке». Но взамен должны быть какие-то гарантии для бизнеса со стороны государства. Однако их нет, и в результате получается, что в награду за законопослушность у юридического лица деньги отбирают. Необходимо решать эту проблему. Когда я много лет тому назад приехал в Америку изучать банковское дело, мне рассказали такую присказку: «Вам сильно не повезло, если ваш банк обанкротился в пятницу, вам ваших денег придется ждать до понедельника». Я считаю, что сейчас мы имеем повод перевести эту присказку на русский язык и сделать ее актуальной.

Евгений Надоршин, главный экономист АФК «Система»:

В каком-то смысле сложившееся положение можно назвать «зачисткой» банковского рынка. Другое дело, что за последний месяц количество случайных жертв намерения оздоровить рынок оказалось большим, нежели тех, у кого с самого начала собирались отнять лицензии. Ситуация, безусловно, напряженная, говорящая о том, что даже если мы еще не в полной мере вступили в банковский кризис, то, возможно, мы находимся где-то в начале этого пути. На рынке есть признаки легкой паники, есть проблемы у ряда акционеров кредитных организаций. Пока «падают» самые слабые, но при этом уже достаточно заметные игроки. Когда начинается ураган, то сначала от его действий страдают самые слабые деревья, плохо укоренившиеся в земле, но затем дело доходит и до других, уже здоровых и сильных, просто попавших в разгул стихии. Мы пока не обладаем всей полнотой информации о том, какие планы строит регулятор, и каковы будут его дальнейшие действия. Развитие процессов в банковском секторе сейчас можно назвать скорее негативным, чем позитивным. Это совершенно точно плохо скажется на банковском кредитовании. А это, в свою очередь, означает, что серьезный удар будет нанесен развитию российской экономики.

Вопрос о том, будут ли появляться новые жертвы этой ситуации, для меня уже не стоит. Дело только в количестве, масштабе и времени. Потребительский спрос является, фактически, единственным локомотивом российской экономики. Мы входим в рецессию: я думаю, что в ноябре-декабре 2013 года была поставлена та точка, с которой начался вход в это состояние. Понятно, что официальная статистика не сможет зафиксировать эту дату так точно, поскольку информация собирается по месяцам. Скорее всего, точные данные мы все увидим уже в начале первого квартала 2014 года.

Разумеется, потребительское кредитование сосредоточено не только в банковской системе. Но небанковская система не в состоянии компенсировать замедление потребительского кредитования в стране по той простой причине, что вне банковской системы находятся институты неизмеримо меньшего размера и масштаба деятельности. Если в банковской системе происходят события такого уровня, то никакие микрофинансовые организации и кредитные кооперативы не способны будут компенсировать эту деятельность. Банки на данный момент являются основной компонентой финансового рынка. Остальные его сегменты – будь то страховые, инвестиционные компании, негосударственные пенсионные фонды, ломбарды, МФО – они по масштабу с банками не сопоставимы, в том числе и в силу меньшей потребности в них здоровой экономики. Соответственно, можно не сомневаться в том, что если какие-то негативные события затрагивают банки, то это в обязательном порядке отразится на всей экономике.

Кирилл Парфенов, заместитель председателя правления банка «Легион»:

За каждым банком с отозванной лицензией стоят его клиенты и деньги этих клиентов. А средства в банках при отзыве лицензии теряют, как правило, компании, представляющие малый и средний бизнес. И каждый такой отзыв лицензии у банка, в котором сгорают средства юридических лиц, еще раз дает нам повод задуматься о том, что все слова о том, что государство должно способствовать развитию малого и среднего бизнеса, будут пустыми, пока мы не сможем защитить деньги того юридического лица, кто копил на свой бизнес деньги по 10 тыс. рублей, отрывая их от себя и от своей семьи. Можно, конечно, говорить, что после банкротства банка эти предприниматели получат часть своих денег – но когда это будет, и сколько будут стоить эти 10 тыс. через два года? Да и хватит ли на всех кредиторов третьей очереди активов банка? Поэтому меня не могут не возмущать слова некоторых наших чиновников, которые говорят – этот банк потерял ликвидность, аж два дня не проводил платежи, поэтому мы и отзываем у него лицензию. А чем государство помогло такому банку? Лишь усилило панику клиентов вокруг него? Плохи некоторые банки – так боритесь с конкретными людьми в них, но при этом заботьтесь о клиентах таких банков, ведь малый бизнес в более развитых странах, чем Россия, дает до 50% вклада в экономику этих стран. А с нынешним подходом государства к нашим банкам мы никогда не улучшим инвестиционный климат страны, и не будет у отечественного бизнеса к нашей финансовой системе доверия.

Валерий Петров, финансовый аналитик, заместитель генерального директора Института развития финансовых рынков:

Центробанк во втором полугодии отозвал 27 лицензий. Отзыв еще 3 банковских лицензий не изменил картину кардинально. В целом отзыв лицензий негативно влияет на финансовый рынок, снижает взаимное доверие банков и заставляет нервничать вкладчиков. На мой взгляд, это не похоже на «зачистку». Скорее это необходимый выбор между плохим и еще более худшим решением в пользу плохого. Очевидно, что у этих банков на самом деле были проблемы, с которыми они уже не в состоянии были самостоятельно справиться. Тем не менее, результат неутешительный – за последние два месяца объем страховых выплат вкладчикам банков с отозванными лицензиями превысит 90 млрд. рублей, что позволяет предположить необходимость внесения изменений в организацию системы отчислений в фонд страхования вкладов. Прежде всего, целесообразно учесть рискованность проводимых банками операций и поставить в зависимость от этого показателя объем  средств, переводимых в АСВ.

Основная причина отзыва лицензий – неспособность ряда банков найти свой бизнес на фоне финансового кризиса и усиливающейся конкуренции. Ликвидность сокращается, качество заемщиков падает, возможность зарабатывать на фондовом рынке практически не используется из-за высокой волатильности, отсутствия выраженного тренда, и высоких рисков. Зарабатывать на кредитах также все сложнее, особенно после того, как были реализованы меры по сокращению потребительского кредитования и снижению ставок по депозитам. Банкам, у которых в основном лишь рыночные источники ликвидности, приходится повышать рискованность своих операций, и вот – результат налицо. Развитие этой ситуации приведет к укреплению положения госбанков. Можно прогнозировать рост интереса клиентов к группе ВТБ за счет структурирования продуктов по типам клиентов, соответственно через ВТБ 24 и Лето-банк. Сбербанку эта ситуация также на руку, но в относительном выражении, ведь учитывая уже существующее у этого банка число вкладчиков, для Сбербанка принципиально картина не изменится. В целом для финансового рынка негативные последствия будут для рынка межбанковского кредитования, наиболее показательный рост мы видим уже сейчас для кредитов от 31 до 90 дней. Цена денег находится на уровне 6,5%. Для банков из топ-50 негативных последствий, скорее всего, не будет, для небольших и средних банков, начиная с 200 места по размеру активов и выше, которые наиболее уязвимы к внешней финансовой конъюнктуре, последствия будут выражены, скорее всего, в стоимости привлечения активов.

Ольга Пономарева, управляющий партнер Группы юридических и аудиторских компаний «СБП»:

На мой взгляд, участившиеся случаи отзыва лицензий банков происходят на волне борьбы, развернутой президентом нашей страны против офшоров, а также на фоне сложной ситуации по бюджетному обеспечению всех социальных обещаний главы государства. Безусловно, приход Эльвиры Набиуллиной в руководство ЦБ также влияет на «оздоровление» банковского рынка, и в роли «новой метлы» она хорошо воплощает в жизнь те задачи, которые поручены ей руководством страны.

Я не исключаю, что такой путь оздоровления банковского рынка «продавлен» крупными банками с целью заполучить вклады граждан и деньги бизнеса, «освободившиеся» после прекращения работы частных банков. Вне зависимости от тех целей, которые преследует ЦБ, такая зачистка фактически происходит. Уже сегодня мы видим по своим клиентам, как денежные средства граждане и предприниматели переводят в те банки, которые считаются более стабильными и государственными. Таким образом, для Сбербанка и ВТБ борьба Центробанка за «чистоту рядов» однозначно выгодна и приветствуется. 

Не секрет, что в России было слишком много мелких, так называемых «карманных» банков, которые в большей степени создавались для осуществления сомнительных схем, чем для ведения реальной экономической деятельности, то есть зачистка рынка идет и от тех банков, которые действительно существовать не должны. Банкам, потерявшим лицензии ЦБ, вменяют нарушение законодательства и нормативных актов ЦБ, недостоверную отчетность, плохое качество активов – это, на мой взгляд, самая существенная проблема, которая существует у многих и многих банков.

Безусловно, такое массовое лишение банков лицензий, которое мы наблюдаем в последнее время – это явление очень неординарное для экономики, и оно имеет далеко идущие последствия. Например, предприниматели, которые обращались в банки за услугами по «сомнительным» операциям будут по-прежнему в них нуждаться и будут искать другие возможности, где они смогут воспользоваться этими услугами. В условиях «военных действий» с «сомнительными» банками и услугами – это однозначно приведет к повышению стоимости этих услуг, что в целом скажется на ценах и экономике предприятий.

При банкротстве банков, которое следует за отзывом лицензии, граждане и предприниматели будут с интересом наблюдать – сможет ли АСВ выполнять свой законный долг – возвращать выведенные активы и привлекать к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

С моей точки зрения, отзыв лицензий, отток клиентов в крупные и государственные банки продолжится в 2014 году. Часть финансовых организаций могут начать выводить активы, опасаясь отзыва лицензии, тем самым спровоцировать к себе интерес АСВ, ЦБ и как следствие – лишиться лицензии. Уже сейчас у бизнеса существуют серьезные вопросы – хватит ли у АСВ на все резерва по страховым случаям и, сможет ли агентство осуществлять обязательные выплаты клиентам банков, как это установлено законом.

Павел Самиев, заместитель генерального директора рейтингового агентства «Эксперт РА»:

По количеству отозванных лицензий в этом году ситуацию назвать «зачисткой» рынка нельзя. Если посмотреть на статистику предыдущих лет, то там бывали и более массовые случаи отзыва лицензий. Другое дело, что сейчас речь идет о том, что буквально в течение месяца отозвали лицензии у крупных банков с большим объемом депозитов физических лиц. Ранее были случаи, когда отзывов лицензий было еще больше, однако они не приводили к столь масштабным выплатам со стороны Агентства по страхованию вкладов. Положение можно было бы назвать «чисткой рынка» только в том случае, если бы отзыв лицензии шел в массовом порядке и касался бы только тех банков, которые как-то замешаны в схемах легализации преступных доходов, или они осуществляли взаимодействия с теневыми структурами экономики, либо просто ведут рискованную политику. Только в этом случае можно назвать происходящее «чисткой рынка». Сейчас мы, на самом деле, видим процесс более сложный. С одной стороны, некоторые отзывы можно отнести к «чистке рынка», как случай с Мастер-банком. С другой – отзывы лицензий у банков в последнее время свидетельствуют о том, что на рынке началась паника вкладчиков. Банк «Смоленский» и некоторые самарские банки как раз попали в ситуацию, когда они испытали на себе «набег вкладчиков» в результате чего потеряли финансовую устойчивость и возможность исполнять свои обязательства. Такое положение дел уже никак нельзя назвать следствием чистки рынка. Регулятор изначально не предполагал у этих банков отзывать лицензии и доводить их до такого состояния. «Чистка рынка» – это термин, который уместен только отчасти, но не все отзывы лицензий, которые рынок наблюдал в последнее время, относятся именно к этому.

Я могу назвать три негативных и одно позитивное следствие происходящих на банковском рынке событий. К позитивным результатам я отношу пересмотр руководителями, акционерами и совладельцами многих банков своей рисковой политики. Безусловно, количество «отмывочных» операций должно снизиться, поскольку весь финансовый сектор получил сигнал, что следует прекратить подобные действия и вести сдержанную, здравую кредитную политику.

С другой стороны, я могу назвать также три негативных последствия происходящих событий. Во-первых, имидж банковского рынка от случившегося не улучшился. Вкладчики не будут разбираться, из-за чего происходят отзывы, а решат, что вся система неустойчива и непонятна. Во-вторых, сами банкиры, в том числе и акционеры банков, будут иметь меньше стимулов вкладываться в свой бизнес. В случае стрессовой ситуации, того же самого массового оттока вкладов, работать будет очень сложно. В-третьих, может быть «заморожено» кредитование некоторых важных проектов, имеющих повышенный рисковый коэффициент. Такая «заморозка» совершенно непозитивно скажется на динамике экономического роста. Нестабильность на банковском рынке и негативные ожидания его участников способствуют развитию ситуации, когда банковский сектор не поддерживает экономический рост, а с этим и раньше наблюдались определенные трудности. Темпы роста банковского сектора в 2014 году будут падать, хотя все равно пока еще он будет выше роста ВВП страны.

Иван Соловьев, доктор юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации:

В самом факте отзыва лицензий у отдельных кредитно-финансовых учреждений нет ничего удивительного и экстраординарного. Коль при соблюдении ряда условий лицензию можно дать, то соответственно при нарушении ряда правил данной лицензии можно и лишить. Весь вопрос в том, у кого, за что и на фоне чего это происходит.

У нас давно принято считать, что малейшее колебание банковского сектора может привести к его дестабилизации, оттоку вкладов, панике среди вкладчиков – физических лиц, снижению инвестиционной привлекательности и т.д. При этом забываются и обязательные для соблюдения банковскими учреждениями требования законодательства в части противодействия незаконным финансовым операциям, антиотмывочных норм, уклонения от уплаты налогов. Получается, что наличие значительного количества вкладчиков из числа физических лиц и некоторые иные факторы экономического и политического порядка давали банкам фактически индульгенцию на довольно фривольное поведение в данной области. Однако так не могло быть вечно. Развитие законодательства, корректировка ряда позиций в сфере экономических правоотношений обусловило направленность деятельности главного финансового регулятора страны на наведение порядка в сфере соблюдения законности банковскими учреждениями. Ведь всем давно известно, что практически за всеми обналичивающими «кустами» фирм-однодневок стоят крупные и не очень крупные и даже подчас совсем некрупные банки.

Судя по предпринятым шагам, «зачисткой» точечные действия ЦБ назвать рука не поднимается, так как, если бы речь шла именно о зачистке, то круг таких финансово-кредитных учреждений был бы на несколько порядков длиннее. Не думаю, что данные действия могут привести к сколь-нибудь серьезной дестабилизации банковского сектора в будущем году, а вот внимательнее относиться к сигналам от ЦБ и правоохранителей о необходимости соблюдения законодательства банки точно заставит. Ведь отзыв лицензии никогда не происходит спонтанно. Этому предшествует длительный этап накопления информации, проведения проверок, вынесения предписаний, «уговоров» и т.д. В конце концов, банки должны просто начать уважать мнение регулятора, следовать его требованиям и выполнять его предписания. А этого уже будет достаточно для того, чтобы вкладчики чувствовали бы себя защищенными от того, что доверили свои сбережения учреждению, которое используется отдельными личностями в схемах по налоговой минимизации, а также для противоправного обогащения.

Василий Солодков, директор Банковского института Высшей школы экономики:

В нынешнем виде ситуацию на банковском рынке скорее можно назвать «зачисткой», нежели отрицать это. На рынке есть банки, которые, действительно, в силу тех или иных причин оказываются в сложном положении. Иногда возникает необходимость у таких участников рынка отозвать лицензию. Однако бывают и другие ситуации. Скажем, по причине определенных слов, произнесенных с высокой трибуны, возникает банковская паника, и вкладчики в стихийном порядке начинают снимать свои деньги. Понятно, что ни один даже средний банк от подобного рода «набега» устоять не сможет. В результате начинают страдать те банки, которые никаких противоправных действий не совершали, а они оказались заложниками сложившейся ситуации на рынке.

Еще один аспект происходящего заключается в том, что, как всем хорошо известно, юридические лица не входят в Систему страхования вкладов. Это глубоко неправильно, потому что те события, которые сейчас происходят, будут подталкивать юридических лиц к переводу своих средств в государственные банки. В результате удельный вес госсектора в банковской системе нашей страны будет увеличиваться. Назвать это позитивным моментом никак нельзя, потому что, как показал случай Банка Москвы, даже такие большие банки, как ВТБ24, могут оказаться банкротами. Убытки этого банка фактически покрывались Центральным банком, то есть посредством эмиссии денег, выданных через АСВ. Если проанализировать, то у государственных банков чаще встречаются неправильные рыночные действия, чем у частных банков, поскольку они понимают, что их в случае неблагополучного сценария всегда поддержит государство.

Один из выводов, к которым пришли экспертные круги в результате кризиса 2008 года, как раз и заключается в том, что на рынке не должно быть банков, относящихся к категории «too big to fail», то есть кредитных организаций, которые способны вызвать системный кризис и впоследствии необходимость налогоплательщикам покрывать их убытки. А на российском рынке сейчас формируется как раз обратная ситуация, когда все увеличивающийся «крупняк» в случае кризиса придется спасать до последнего рубля из карманов налогоплательщика.

Усиление монополизма на банковском рынке в конечном итоге приведет к тому, что условия для банковских клиентов будут ухудшаться. Если в нашей стране продлится наметивший курс, то это будет означать вымывание частных банков, ослабление конкуренции и, соответственно, ужесточение условий кредитования и ухудшения условий по размещению средств. Крупным банкам, по большому счету, депозиты населения не нужны. В результате от усиления монополизма пострадает конечный потребитель услуг.

Антон Сороко, аналитик инвестиционного холдинга «Финам»:

Думаю, что для ЦБ, как для надзорного органа важнее все-таки увеличить стабильность системы в целом, поэтому мы видим те действия, которые мало способствуют быстрому росту банковского сектора, но, в то же время, они направлены на повышение качества совокупного портфеля кредитных организаций. Такая активность ЦБ РФ, в частности, связана со скорым внедрением части нормативов Базеля-3 в Российской Федерации (с начала 2014 года). Можно сказать, что таким образом регулятор хочет предотвратить возможные проблемы банковского сектора, если слишком много банков не справятся с ужесточением нормативов. В целом, переход на Базель-3 – процесс долгосрочный – повсеместный ввод обновленных требований к кредитным организациям будет служить долгосрочной стабильности на финансовых рынках. В то же время, действия ЦБ, по моему мнению, в частности, подрывают доверие к мелким региональным финансовым организациям, что, в свою очередь, ведет к снижению конкуренции в отрасли, так как конкурировать с банками из тор-10 становится все сложнее (сюда стоит отнести ограничения по максимальным кредитным и депозитным ставкам). Не думаю, что консолидация отрасли вокруг кредитных организаций с государственным участием в долгосрочной перспективе будет идти на пользу этому сектору экономики Российской Федерации.

Геннадий Фофанов, начальник департамента кредитования малого и среднего бизнеса банка «Солид»:

Действия по повышению качества банковских услуг, ответственности кредитных организаций и снижению их количества регулятором ведется уже не первый год, при этом 2013 год не стал исключением. Разница заключается лишь в том, что постепенно с ужесточением контроля за рынком стало понятно, что риску могут быть подвержены не только малые банки, но и банки уже давно занимающие лидирующие позиции на локальных или нишевых рынках. Если ранее падение подобных банков было сложно себе представить, то сейчас это уже выглядит как необходимость для качественного оздоровления банковской системы.

Объем бизнеса, приходящийся на банки, у которых отозвали лицензию, существенным образом не повлияет на дальнейшее формирование банковской системы в целом. Поэтому, по моему мнению, значимых последствий в 2014 году от текущих событий ожидать не стоит.

Виктор Четвериков, генеральный директор Национального рейтингового агентства (НРА):

Я не считаю происходящее «зачисткой» рынка. Сложившееся положение вызвано проблемами с ликвидностью каждого отдельного банка, тем более что у одного из них эти проблемы начались месяц назад, у других – совсем недавно. Я не думаю, что в сложившейся ситуации следует говорить и о каком-то «рукотворном» кризисе. В том, что случилось с Мастер-банком, проявилась воля и желание регулятора оздоровить рынок. Однако остальные три банка в разные периоды времени испытали проблемы с ликвидностью.

Впоследствии возможно выявление других кредитно-финансовых организаций, испытывающих схожие проблемы с ликвидностью. Правда, опыт 2008 года хорошо научил российские банки: с тех пор почти все игроки рынка держат избыточную ликвидность, и «запасов» страховочного механизма их бизнес-моделей должно хватить еще надолго. Другое дело, что сейчас сложно сказать, как долго будет царить на рынке ситуация недоверия. У меня после очередного отзыва лицензии возникает ощущение, что это был последний банк. А дальше регулятор изменит свою публичную позицию: выскажет свое намерение поддерживать банковскую систему, заявит о ее стабильности и продолжит осуществлять определенные шаги для поддержания этого положения. И все эти меры несколько успокоят ситуацию.

У Мастер-банка были определенные, давно накопленные проблемы: его деятельность регулятор хотел пресечь давно. Однако никто не предполагал, что лишение лицензии одного, пусть и достаточно крупного участника, приведет к тому, что будет на рынке вот такая реакция. Сложившая ситуация показывает также то, что банкам требуются разные промежутки времени, в течение которых они способны быть устойчивыми к стрессу. У лишившихся лицензии кредитно-финансовых организаций бизнес-модель не подразумевала такого объема ликвидности, чтобы выдержать подобную нагрузку.

Юлия Широкова, старший юрист консалтинговой группы «НЭО Центр»:

Банк России не первый месяц демонстрирует довольно последовательную политику по очищению банковского рынка от сомнительных игроков. В последнее время позиция регулятора ужесточилась. Надо сказать, что уходящий 2013 год станет лидером за последние несколько лет по количеству отозванных лицензий. С одной стороны, уход с банковского поля «слабых» игроков делает систему сильнее, более устойчивой к кризисным явлениям. С другой стороны, такая резкая агрессивная  политика Банка России  сама по себе дестабилизирует банковскую систему. Один за другим отзыв лицензий  у небольших, средних и даже крупных частных банков сеет недоверие вкладчиков к частным банкам страны. Конечно, государство гарантирует возврат 700 тыс. рублей, но кому хочется нервничать лишний раз, стоять в очередях, чтобы получить свой вклад, проценты потерять? Лучше уж сразу пойти и положить деньги в государственный банк, это надежнее. Все это негативно влияет на конкуренцию в банковской системе, выигрывают от этого, очевидно, государственные банки. 

Не хотелось бы, чтобы в стремлении регулятора к стабилизации и повышению качества банковской системы Банк России «убил» конкуренцию на банковском рынке и ограничил бы доступ малому и среднему бизнесу и к малому и среднему банковскому бизнесу.

Причин у происходящего несколько. Одна из них – хочется верить, что это и есть основная причина – это стремление регулятора повысить уровень стабильности банковской системы путем его «очистки» от сомнительных, дестабилизирующих систему игроков. В случае кризиса такие нестабильные банки могут значительно осложнить ситуацию в банковской сфере, регулятор работает на опережение. Разбираться с таким банком в период кризиса будет сложнее. Другая возможная причина – это специальная политика регулятора, направленная на укрупнение банковского сектора и укрепление позиций государственных банков.

Скорее всего, в 2014 году Банк России продолжит свою политику по укреплению системы. Надо только понимать, что отзыв лицензии – это крайняя мера. Банк России принимает решение об отзыве только тогда, когда понимает, что отзыв не приведет к дестабилизации ситуации на рынке, а выплаты по вкладам не превысят сумм возможной санации банка. 

Однако если ситуация продолжится в таком же ключе, то это может негативно сказаться  не только на банковской системе: отток денег вкладчиков в государственные банки, снижение конкуренции, усиление позиций государственных банков, снижение количества малого и среднего банковского бизнеса. Большое количество отзывов банковских лицензий также влияет и на фондовый рынок. Инвесторы сомневаются в стабильности банковской системы и перестают инвестировать в экономику России.

Представляется, что политика ЦБ РФ должна носить сбалансированный характер. Политику постепенного очищения и укрепления банковского сектора следует продолжать, при этом не допускать волнений и не давать повода для сомнений в частных банках для вкладчиков и инвесторов.

Юрий Юденков, профессор кафедры финансов, денежного обращения и кредита факультета финансов и банковского дела Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС):

Участившиеся случаи отзыва банковских лицензий являются следствием пассивной политики бывшего председателя Банка России Сергея Игнатьева, который не прерывал медленное гниение полуживых и разложение тел умирающих банков, имеющих «заступников». Эти банки оказывали негативное влияние (разлагающее воздействие) на другие банки-контрагенты, на собственных клиентов и формировали двойные стандарты в надзорной и регуляторной практике.

Новый руководитель Банка России не имеет обязательств, принятых на себя Игнатьевым перед «заступниками», и имеет возможность избавиться от кредитных организаций с плохим менеджментом. Трудно назвать «зачисткой рынка» процедуру ликвидации кредитных организаций с безответственными собственниками и нерадивым менеджментом. Скорее это построение новых порядков, соответствующих нормальным банковским требованиям и международным стандартам. Обильность отзывов лицензий объясняется запущенностью болезни у целого ряда «больных» банков, ну «очень больных», настолько «больных», что бесполезно тратиться на лекарства – «санацию».

Банк России, выдавая лицензию организации на проведение банковских операций, надеется на выполнение необходимых регуляторных требований учредителями, и в случае несоблюдения требований регулятор вправе отозвать лицензию.

Причиной активизации действий регулятора на рынке является вступление в действие с 1 января 2014 года новых надзорных требований Базеля-3. С этими новыми требованиями справятся далеко не все банки, отнесенные надзором к III и IV группе проблемности. Тем более не справятся те, у которых сегодня отзываются лицензии.

В новом году для банковского рынка грядут серьезные испытания, связанные с вступлением в действие положений 146-ФЗ, связанные с организационными изменениями и ужесточением требований к резервированию, формированию собственного капитала и ликвидности. Эти нововведения требуют больших денежных, людских ресурсов и колоссальных интеллектуальных усилий в условиях нарастающей конкуренции и надзорных требований. Выдержат лишь дисциплинированные, последовательные в реализации своей взвешенной кредитной политики игроки.

Для финансового рынка, который по закону о Банке России отделен от банковского, испытания будут несравненно более жесткие. Наибольшему давлению будут подвергнуты МФО, которые могут быть уничтожены как класс, и НПФ, как имеющие особые стандарты формирования резервов у управляющих компаний.

Динара Юнусова, заместитель генерального директора по развитию бизнеса, член правления компании «МигКредит»:

За полгода из отрасли выведено чуть больше 20 игроков – зачисткой, тем более массовой, это никак назвать нельзя. Однако, очевидно, что мегарегулятор все активнее мотивирует кредитно-финансовые организации строже соблюдать правила игры на рынке. Для банков, которые избегают рискованных операций, ведут прозрачную и объективную отчетность, сегодня нет поводов для беспокойства из-за безосновательного отзыва лицензии. С другой стороны, шумиха, которая поднимается вокруг редких фактов отзыва лицензий у банков, негативно сказывается на стабильности банковской системы, мешает трезво оценивать ситуацию как клиентам банков (особенно вкладчикам), так и самим банковским учреждениям. Тем не менее пока нет предпосылок для bank run, поскольку ЦБ все активнее ведет разъяснительную работу, связанную с предписаниями мегарегулятора, отзывами лицензий, в том числе, среди кредитных организаций. Банку России и Эльвире Набиуллиной стоит продолжать интенсивную работу в этом направлении. Банкам же необходимо понимать, что правила работы на рынке, установленные законодательно, необходимо выполнять строго и в полном объеме. После кризиса 2008 года государство сделало достаточно много, чтобы восстановить доверие граждан страны к банкам. Зачастую до прихода Набиуллиной на многие вещи ЦБ смотрел сквозь пальцы, чем воспользовались некоторые игроки, не сумевшие найти правильный баланс между коммерческой выгодой и рисками, стараясь получать высокую прибыль зачастую в обход текущего законодательства. Сейчас пришло время более строгого надзора, а значит, в выигрыше останутся банки, которые выбрали в свое время более консервативную стратегию прозрачного поступательного развития.

Наталья Яловская, заместитель директора группы «Финансовые институты» рейтингового агентства Standard & Poor’s (Россия):

Недавние отзывы лицензий связаны, на наш взгляд, с тем, что ЦБ выполняет свою функцию органа надзора и регулирования в банковском секторе. Соответственно, в случаях, когда ЦБ приходит к выводу, что ситуация в конкретном банке не позволяет банку продолжать нормальную деятельность и требует вмешательства, он принимает соответствующие меры. Например, в случае обнаружения фактов существенного искажения отчетности банка, при фактическом отсутствии капитала и отсутствии соответствующих действий со стороны руководства и собственников банка по увеличению капитала до приемлемого уровня, ЦБ должен принять решение о том, какие меры нужно принять в таком случае к банку. С точки зрения регулятора, банковская деятельность организации, которая не в состоянии обеспечить необходимый уровень стандартов деятельности, которые требуются от любого банка (минимальный уровень капитализации, соблюдение максимальных лимитов кредитования на одного заемщика, нормативов ликвидности и т.д.) представляет собой угрозу и для кредиторов, и для вкладчиков, и для банковского сектора в целом, и риск тем больше, чем больше размер банка. Соответственно, ЦБ может принять решение об отзыве лицензии, если проблемы в банке серьезные, а риск для сектора значительный. В то же время, если проблемы банка могут быть решены путем замены управленческой команды на более эффективную и предоставления временной финансовой поддержки со стороны ЦБ, в результате чего банк сможет продолжить свою деятельность и будет продолжать ее эффективно, ЦБ может инициировать санацию банка.

С нашей точки зрения, выражение «зачистка рынка» чересчур драматично и скорее подходит для создания определенной атмосферы в триллерах, чем для описания происходящего в банковском секторе. Действительно, ЦБ принимает меры для того, чтобы убрать с рынка тех игроков, к которым есть существенные претензии по достаточности капитала, ликвидности или есть подтверждение фактов участия банка в сомнительных операциях. В целом мы считаем это позитивным для сектора. Очевидно, что такие действия должны привести к повышению надежности банковского сектора в целом. В то же время мы ожидаем, что ЦБ будет стремиться проводить такие действия максимально корректно, с тем, чтобы минимизировать возможный негативный эффект таких действий и не допустить кризис на межбанковском рынке.

Действительно, многие банки жалуются, что в результате таких действий ЦБ они испытывают отток депозитов в пользу крупных банков. Важно отметить, что такой тренд всегда наблюдается в период нестабильности в банковском секторе – депозиты перетекают в госбанки, более крупные банки и в банки с устойчивой репутацией и хорошо узнаваемым брендом на рынке из небольших банков, которые хорошей известностью на рынке похвастаться не могут. В целом, это также соответствует нашим общим ожиданиям по развитию российского банковского сектора в ближайшие несколько лет, а именно: в настоящее время мы наблюдаем усиление конкуренции в банковском секторе и ожидаем, что рыночная доля крупных банков (государственных и частных) будет усиливаться за счет того, что небольшие банки будут терять свои рыночные позиции. Наверное, ни для кого не будет секретом, если мы признаем, что времена, когда любые банки в российском банковском секторе наращивали свой бизнес, и казалось, что для всех хватит места на рынке, прошли. Экономика замедляется, конкуренция на банковском рынке – за клиентов, за ресурсы, за вкладчиков – усиливается, и нужно быть сильнее и успешнее других банков, чтобы победить в этой гонке.

Магомет Яндиев, доцент экономического факультета МГУ имени Ломоносова:

Да, то, что происходит сейчас на банковском рынке – это зачистка и зачистка абсолютно обоснованная. Долгое время за бортом внимания экспертов по банковскому делу оставался вопрос качества учредителей банков. Были и есть серьезные подозрения, что в их числе до сих пор имеются представители криминального мира и коррумпированной отечественной бюрократии. Эти две категории всегда имели и будут иметь мотивацию, отличную от мотивации обычного законопослушного предпринимателя – учредителя банка. Это обстоятельство хорошо подтверждается наблюдениями за коммерческой деятельностью ряда банков, и оно же на самом деле является главным фактором недоверия населения страны к банковской системе.  В последние годы федеральная власть России достаточно окрепла, чтобы навести порядок в банковском секторе, невзирая на лица. Иначе говоря, у власти теперь есть политическая воля для осуществления непростых банковских преобразований, сложность которых заключается в том противодействии, которое будет оказано руководству Центрального банка со стороны недобросовестных учредителей банков и тех лоббистов, которых они привлекут. Поэтому надо поддержать деятельность ЦБ РФ, пожелать им не поддаваться на возможные провокации и не сбавлять оборотов.

Источник: http://bankir.ru/publikacii/s/bankovskaya-zachistka-ekspertnaya-otsenka-10004389/#ixzz2nq5ms8hu

Translate this web site

 © Группа юридических и аудиторских компаний «СОДЕЙСТВИЕ БИЗНЕС ПРОЕКТАМ»   

Правовая информация 

 

Реорганизация ГК "СБП"

С 14 августа 2017 года Ольга Пономарёва и Кира Гин, управляющие партнеры Группы компаний «Содействие Бизнес Проектам» объявили о раздельной работе с сохранением практик и компетенций по налоговым, юридическим и аудиторским вопросам.    

 Ольга Пономарёва   

Тел. 8 (495) 506-76-86, 8 (917) 579-92-96
e-mail: mail@formalex.ru
www.formalex.ru
  

Кира Гин

Тел. (495) 601-97-83, 8(926)203-92-57
e-mail: 1@ginlegal.ru
www.ginlegal.ru