Кира Гин-Барисявичене, управляющий партнер, Группа юридических и аудиторских компаний «СБП», г. Москва

Адвокаты давно ведут борьбу за создание своей адвокатской монополии, поэтому не удивительно, что инициаторы проекта по реформированию юридического сообщества считают адвокатуру единственным институтом, на основе которого возможно объединение юристов нашей страны.

Эта монополия внедряется в юридическом сообществе под видом того, что адвокатура за историю своего существования сумела выработать признаки классической профессии: экзамены, этический кодекс, дисциплинарное производство, систему органов сообщества. Хотя, на мой взгляд, все эти сильные стороны адвокатуры в нашей стране просто не работают, а этического кодекса придерживаются исключительно те, кто с детства этически воспитан, а никак ни адвокатурой. Среди обычных юристов немало тех, кому совесть не позволит быть представителем в судебном процессе, если у него недостаточно знаний и опыта в определенной категории споров.

Не секрет, что на сегодняшний день в адвокатских рядах нашей страны полно адвокатов, которые совершенно непрофессиональны и некомпетентны, но это не мешает им все равно вмешиваться в дела, в которых они ничего не понимают, но зато они адвокаты, и это звучит гордо.
Я считаю, что любой российский юрист имеет право задать вопрос разработчикам концепции по реформированию юридического сообщества: если адвокатура не может сегодня контролировать профессиональный уровень, качество юридической помощи и квалификацию тех, кто уже состоит в ее рядах, какие основания полагать, что она справится с задачей контролировать все это в отношении всех юристов нашей страны?

Обеспокоенность в профессиональном сообществе вызывает судьба крупных и мелких юридических фирм, в штате которых есть значительное количество юристов, не имеющих статуса адвоката. По закону об адвокатской деятельности адвокат не может состоять в трудовых отношениях, а соответственно при получении статуса адвоката эти юристы должны прекратить свои трудовые отношения с юридической фирмой. С введением адвокатской монополии нас ждет очень масштабное перестроение рынка юридических услуг, при этом качество оказания услуг и их стоимость – то, что как раз важно для потребителей профессиональных услуг, к сожалению, не изменятся.

То, что предлагается сейчас Федеральной палатой адвокатов (ФПА), представители которой формируют рабочую группу по разработке Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, на мой взгляд, это попытка вернуть элементы советской адвокатуры и ее монопольное право участия в судебных процессах. 
Тогда свободный доступ к осуществлению адвокатской профессии человеком, обладающим соответствующей квалификацией, был закрыт, так как существовали ограничительные квоты и численность палат строго регулировалась. А быть адвокатом многим хотелось, поэтому, как и в любой закрытой системе, начинали работать связи, приближенность к сильным мира сего и откровенная покупка места в адвокатской палате.

Добившись места в адвокатском сообществе, адвокаты держались за него, поэтому часто принимали соглашательскую позицию в судах и старались не переходить дорогу влиятельным лицам. Полагаю, что с внедрением в наше время адвокатской монополии на полное судебное представительство мы не избежим повторения нелицеприятного опыта советской адвокатуры.

На мой взгляд, уже сейчас в нашей стране действует трехуровневая структура допуска к судебному представительству: в уголовном процессе действует адвокатская монополия, в гражданском процессе в качестве представителя может участвовать любое лицо по доверенности, а в административный процесс с принятием КАС РФ представители допускаются при наличии диплома о высшем юридическом образовании.

Я считаю, чтобы участвовать в судебных заседаниях, не обязательно закрывать двери для всех остальных юристов, а открывать их только для адвокатов, должен быть сохранен свободный доступ к судебному представительству в гражданском и арбитражном процессе. В качестве ограничителя можно, например, внедрить требование, как в КАС РФ: пусть представители в гражданский и арбитражный процесс допускаются при наличии диплома о высшем юридическом образовании.

Если нашему государству важно, чтобы физическим и юридическим лицам была предоставлена квалифицированная юридическая помощь, то прежде всего для ее оказания, на мой взгляд, нужно хорошее профильное образование специалиста. Сегодня в России достаточно ввести профессиональный юридический стандарт, который установит характеристики квалификации, необходимой юристу для осуществления выбранного им вида профессиональной деятельности.

Клиенты также должны быть вольны в выборе, к кому они будут обращаться за профессиональной юридической помощью. В нашей стране большинство граждан и представителей бизнеса знают, что качество услуги определяется не каким-либо статусом или красивыми бумагами в рамочках. Качество юридических услуг определяется отношением человека к своему труду в своей профессиональной деятельности.

Источник:
http://www.gazeta-yurist.ru/new_paper/index.php?option=com_content&view=article&id=10809:-47-2015&catid=46:2012-08-29-12-00-01&Itemid=27

Translate this web site

 © Группа юридических и аудиторских компаний «СОДЕЙСТВИЕ БИЗНЕС ПРОЕКТАМ»   

Правовая информация 

 

Реорганизация ГК "СБП"

С 14 августа 2017 года Ольга Пономарёва и Кира Гин, управляющие партнеры Группы компаний «Содействие Бизнес Проектам» объявили о раздельной работе с сохранением практик и компетенций по налоговым, юридическим и аудиторским вопросам.    

 Ольга Пономарёва   

Тел. 8 (495) 506-76-86, 8 (917) 579-92-96
e-mail: mail@formalex.ru
www.formalex.ru
  

Кира Гин

Тел. (495) 601-97-83, 8(926)203-92-57
e-mail: 1@ginlegal.ru
www.ginlegal.ru