Понятие «субсидиарная ответственность» приобретает в  российском деловом обороте всё более зловещие оттенки. Всё чаще собственникам бизнеса приходится отвечать за деятельность своих компаний, даже если формально они не имели отношения к оперативному управлению ими и «неправильные» решения подписывались совсем другими людьми. С 1 июля вводится законодательная норма, предполагающая привлечение к субсидиарной ответственности владельцев предприятий-банкротов. Скоро введут поправку, позволяющую арбитражу назначать «”контролирующее лицо” предприятия-банкрота» по своему усмотрению. Не ухудшают ли подобные новшества инвестклимат России? Не являются ли они отрицанием самой концепции «Общества с ограниченной ответственностью»? И не является ли оно дополнительным инструментом давления силовиков на бизнес? «Инвест-Форсайт» опросил экспертов-юристов.

Ольга Пономарёва, управляющий партнёр Группы юридических и аудиторских компаний «СБП»

— В предлагаемых Правительством РФ поправках к закону о банкротстве предлагается изменить понятие о контролирующих должника лицах, которое даёт право суду решать, кого и по каким основаниям относить к такой категории. Применять такой подход на практике попытки были давно, теперь это могут закрепить законодательно. Надеюсь, суды при принятии решения всё-таки будут учитывать совокупность фактов, а не довольствоваться только показаниями «того парня». Дело Николая Максимова, владельца уральской металлургической компании «Макси-Групп», который формально не руководил и не был учредителем компаний, стало одним из первых, когда суд по совокупности косвенных доказательств установил, что именно он контролировал должника, и привлёк Максимова к субсидиарной ответственности. Также российское правительство предлагает внести в закон о банкротстве норму, которая освободит номинальных директоров от ответственности, если они «сдадут» реальных бенефициаров. Вот этот шаг направлен на защиту прав добросовестных участников правоотношений и должен способствовать повышению прозрачности бизнеса и улучшению инвестиционного климата в нашей стране. Конструкция ООО с принятием таких поправок в закон действительно перестанет отвечать своему определению. Но, с другой стороны, это позволяет привлекать к ответственности мошенников, которые прикрывались законом. Создаётся определённый люфт для злоупотребления силовиков и судейского корпуса в том, кого и как привлекать к ответственности за долги компаний. Однако применение закона и его новелл определяется в нашей стране судебной практикой, которая должна выносить взвешенные решения — посмотрим, как она будет складываться. Стоит также обратить внимание на другие новые изменения в законодательстве, связанные с субсидиарной ответственностью контролируемых должника лиц.

С 28 июня 2017 года вступили в силу поправки в закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» — теперь привлечь к субсидиарной ответственности кредитора можно и без банкротства (п. 31 в ст. 3 № 14-ФЗ) — ранее это было невозможно. Теперь кредитор имеет право даже после внесения записи в ЕГРЮЛ о ликвидации юридического лица привлечь его менеджмент к субсидиарной ответственности по долгам компании. Только кредитору предстоит доказать, что лица, принимающие решения, действовали неразумно и недобросовестно, что привело к неспособности компании платить по долгам. С 1 июля 2017 года начали действовать поправки в Закон «О банкротстве», которые предусматривают возможность кредитора обратиться с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности к контролирующим должника лицам (директор, учредитель и иные лица, дающие должнику обязательные для выполнения указания) самостоятельно после завершения процедуры банкротства (или если дело прекращено в связи с отсутствием средств, п. 5 ст. 10). Обратиться с таким заявлением кредиторы могут в течение трёх лет после завершения процедуры конкурсного производства. Раньше недобросовестный кредитор, помня о ст. 142 ФЗ «О банкротстве», в которой указанно, что все долги после завершения конкурсного производства считаются погашенными, мог спокойно жить после проведения процедуры банкротства общества, у которого не было активов, и конкурсная масса никак не могла погасить все требования кредиторов: «ну извините, я банкрот». Теперь кредиторы, в т.ч. ИФНС, могут и за рамками дела о банкротстве привлечь конкретное физическое лицо к ответственности в течение трёх лет.

Источник: https://www.if24.ru/dolzhen-li-vladelets-otvechat-za-kompaniyu/

Translate this web site

 © Группа юридических и аудиторских компаний «СОДЕЙСТВИЕ БИЗНЕС ПРОЕКТАМ»   

Правовая информация 

 

Реорганизация ГК "СБП"

С 14 августа 2017 года Ольга Пономарёва и Кира Гин, управляющие партнеры Группы компаний «Содействие Бизнес Проектам» объявили о раздельной работе с сохранением практик и компетенций по налоговым, юридическим и аудиторским вопросам.    

 Ольга Пономарёва   

Тел. 8 (495) 506-76-86, 8 (917) 579-92-96
e-mail: mail@formalex.ru
www.formalex.ru
  

Кира Гин

Тел. (495) 601-97-83, 8(926)203-92-57
e-mail: 1@ginlegal.ru
www.ginlegal.ru